Гвидо Бартель «Кремация»

Гвидо Бартель «Кремация»

Статья из журнала «Искусство и промышленность» за 1924 год, написанная пионером и идеологом советской кремации Гвидо Бартелем.

КРЕМАЦИЯ. — CREMATION.
Краткий очерк Гвидо Бартель.

Кремацией — называется сжигание человеческих трупов в раскаленном воздухе в 900—1100° Ц. в специальной кремационной печи в течение 1—1½ часов, после чего получается белый и очищенный от всякой заразы пепел и измельченные кости. Пепел от сгорания гроба, одежды и т. п., как более легкий, улетучивается через выходной канал в воздух, а с пеплом трупа не смешивается. Окончательные химические вещества, получаемые при сжигании (т. е. пепел) и при гниении трупа в земле, по основной своей форме почти одинаковы, ибо разложение покойника в земле — есть то же сжигание, но холодным путем и происходящее в среднем раз в 35.000 медленнее, чем в кремационной печи.

На ряду с разнообразными способами погребения, например, зарыванием в землю, высушиванием трупа на воздухе, бальзамированием, мумификацией выставлением трупов на съедение зверям или птицам, и т. п. трупосжигание на костре принадлежит к одному из распространеннейших и древнейших, сплошь да рядом почетнейших видов хоронения (у римлян, греков, германцев, индусов, японцев, славян и т. др.).

Многие неудобства этого способа не могли, однако, долго удовлетворять культурные народы и трупосжигание на костре прекратилось на многие столетия. В силу своих несомненных преимуществ способ этот вновь возродился и получил широкое распространение лишь тогда, когда неэстетический способ сжигания на костре был заменен впервые сконструированной Ф. Сименсом в 1876 г. специальной регенераторной печью, отвечающей всем требованиям постановления Дрезденского Конгресса 1876 года.

Ряд ученых (Я. Гримм, Молешот, Петтенкофер, Реклам, Фохт и др.), а также Интернациональные Конгрессы во Флоренции, Риме, Дрездене, Будапеште и Москве — установили кремацию, как наилучший и наивыгоднейший способ погребения. В 1876 г. в Милане на частные средства графа Келера был сооружен первый Крематорий. Этому примеру последовал через 2 года город Гота в Германии. Спустя несколько лет начали сооружать крематории другие города Германии и других государств.

Получаемые при кремации преимущества: 1) в огромной — крайне важной для городов Европы — экономии земли (в то время когда для одной могилы в среднем требуется около 4 квадратных метров, на 1 квадратном метре допускается погребение 8 урн, кроме того громадное количество урн хранится в нишах колумбариев и здания крематория); 2) в идеальных с санитарно-гигиенических точек зрения условиях хоронения; 3) в значительном удешевлении похорон (покойников одевают в дешевые бумажные одежды, гроб делается из легкого материала и часто употребляются гроба с картонными крышками и т. п.) и многие другие — сделали идею кремации настолько популярной, что количество сжиганий, построек новых крематориев и новых членов обществ растет ежегодно, что видно из нижеуказанной таблицы.

Особенно широкое распространение кремация получила в Германии вообще и в Берлине в частности, где функционируют три крематория и строится 4-ый. Из них самый большой и благоустроенный на Gerichtstrasse оборудован 3 печами и работает день и ночь, сжигая в среднем 18—20 трупов в день.

Число Крематориев вo всем мире росло из года в год. На 1907 г. в Италии их было 28, а на 1923 г. уже 33. В Германии за тот же промежуток времени число их возросло с 15 на 56, в Англии с 13 на 14, в Соед. Шт. и Канаде с 38 на 84, в Швейцарии с 4 на 14, во Франции с 2 на 4, в Норвегии с 1 на 3. Не возросло лишь в Швеции и Дании.

Громадную роль в популяризации идеи кремации среди широких масс, с одной стороны, а с другой — в побуждении Коммунальных Хозяйств городов строить крематории — сыграли «Vereine für Feuerbestattung». Пропаганда велась не только путем чтения лекций и рефератов, но выпуском специальных ежемесячных журналов («Flamme» и «Phönix»), иллюстрированных альбомов с изображением крематориев, колумбариев, кладбищ и т. д. («Architektur im Dienste der Feuerbestattung»), выпуском громадного числа специальной литературы (более 1100 наименований), устройства выставок и музеев и интернациональных конгрессов (последний VI конгресс состоялся в Швеции в Мальмэ в 1914 году во время «Балтийской выставки»).

Одно из больших Обществ «Hakuse» в 1911 году имело 97 печей, пропустивших за 1 год более 36.000 трупов.

Крайнее стеснение в земле в Японии и забота о народном здравии заставляют около половины умерших японцев сжигаться (в деревнях прибегают для этого к кострам). Несмотря на дешевизну стоимости сжигания (от 70 копеек золотом до 2 рублей золотом, в маленьких городах даже еще дешевле), частные Акционерные О-ва извлекают не малую выгоду от эксплуатации кремационных печей. Одно из больших Обществ «Hakuse» в 1911 году имело 97 печей, пропустивших за 1 год более 36.000 трупов. Интересно отметить факт частых обкрадываний трупов. В особенности подвергаются грабежу женские трупы, соблазняющие своими украшениями и волосами. Поэтому в печах «Hawak» обращено внимание на то, чтобы закрытый гроб не был доступен со стороны топки и недосягаем со стороны стеклышка.

Если часть духовенства считала кремацию с религиозно-бытовой точки зрения нежелательной, тем не менее опыт Запада показал, что верующие и религиозные люди различных вероисповеданий вступают в члены упомянутых ферейнов и сжигаются после смерти, согласно выраженной ими воли.

Прежде в числе противников кремации были судебные медики. Теперь же судебная медицина в лице своих виднейших представителей никаких препятствий больше не встречает при выполнении некоторых формальностей.

Положение вопроса о кремации в России рисуется в следующем виде: о введении планомерной кремации не могло быть и речи из-за противодействия духовенства; но фактически в России существовали в дореволюционное время 2 крематория:

1) в противочумном форте в Кронштадте и
2) в Порт-Артуре, исполнявшие чисто утилизаторно-гигиенические функции. Но вместе с пролетарской революцией, когда влияние духовенства было аннулировано, пробудился интерес к кремации. Организован был ряд архитектурных конкурсов в столицах и провинции. В Петербурге было приступлено к осуществлению премированного проекта проф. Джорогова. Но пока функционировала только временная печь примитивного устройства.

Не подлежит никакому сомнению, что и в России при сооружении крематориев и правильной их хозяйственно-технической постановке — идея кремации станет популярной, и этот культурный, разумный и идеальный способ хоронения быстро завоюет полное право гражданства, победив некультурность, косность и предрассудки широких масс, как это случилось в других культурных странах.

Вместе с введением в обиход кремации возникнет и новое архитектурное и художественно-промышленное творчество в связи с постройками крематориев, колумбариев, урн для хранения пепла, с устройством кладбищ и садов-парков при них.


Гвидo Бартель.
Москва, 15-го ноября 1923 года.

Книги про кремацию